Круглый стол с участием бизнесменов индустрии праздника (I часть)

Круглый стол с участием бизнесменов индустрии праздника (Начало) 

Игорь Увенчиков. Как развивается рынок праздничного, карнавального костюма? И вообще, существует ли этот рынок? 

МАРИЯ БАРАНОВА. На сегодняшний день рынок уже есть. Пять лет назад этот рынок был очень хаотичным и невостребованным, но сейчас существуют спрос на карнавальный, праздничный костюм. Нужно конечно разделять два направления: сценического и карнавального костюма. Для их производства используются разные технологии, у них разная специфика, но, в принципе, мы все равно говорим о костюме как таковом. Костюм – это стиль, вкус, красота. Карнавальный и сценический костюмы даже сидят по-разному. Карнавальный костюм рассчитан на один раз, и к нему другой подход. А сценический костюм разрабатывается специально, и многое зависит от того, как человек себя в нем чувствует и как он в нем двигается по сцене. Люди не будут выкладывать больших денег за костюм для праздничных программ или шоу, поэтому допустимо некоторое упрощение, хотя выглядит он богато. У каждого направления есть какой-то ценовой предел. 

Потребитель карнавального костюма  –  это частный покупатель, а сценический костюм предназначен для различных шоу или праздничных мероприятий. 

МАРИЯ БАРАНОВА. Разница в том, что в карнавальных костюмах люди отдыхают, а в сценических – работают. Сценические костюмы делаются по особой технологии, по фигуре, с подгонками, с примерками. Карнавальные – изготавливают по-другому. На сегодняшний день карнавальный костюм, как бы этого ни хотелось, не пользуется большим спросом. На него нет такого количества заявок, как на костюмы для шоу, театральных и развлекательных программ. 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Я с этим согласна и считаю, что это происходит в связи с тем, что у нас исторически другая почва. Например, в Италии – другие традиции. Там создание карнавального костюма – это трудоемкое искусство, потому что человек работает на карнавале не один день. И совершенно другой подход к его изготовлению.

Рынок – это определенный спрос, есть компании, которые этот спрос удовлетворяют. 

ЗАХАР ЛИСИН (Генеральный директор Мастер Снап, производство ростовых кукол): Есть спрос в частном секторе, а есть спрос от каких-то компаний.

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. На сегодняшний день развитие рынка находится в каком-то спокойном состоянии. Например, года три назад был просто бум, и все хотели костюмы.  

ЗАХАР ЛИСИН. Мы работали с торговыми сетями как оптовики, и я анализировал интерес мам, пап и бабушек. А сейчас некоторое затишье.  Развитие есть только в совершенствовании технологий. Изменились потребности покупателей, они хотят покупать качественную продукцию. Поэтому мы работаем в направлении надлежащего качества и соответствующего ценообразования. Возникает потребность в расширении ассортимента костюмов. Дети хотят чего-то нового, и стандартный набор уже недостаточен. 

ИРИНА МАЛИНИНА. Мы говорим о наших услугах или о том спросе, который нужно формировать? 

Мы говорим о том, что есть производство карнавального костюма и  есть прокат костюма. Вы считаете, что этот рынок существует или он в зачаточном состоянии? 

ВСЕ. В зачаточном … Рынка нет. 

ЕВГЕНИЯ САМИТИНА. Сегодня мы работаем со многими фирмами, которые организуют мероприятия. Приходит клиент от фирмы, организующей праздники, и говорит, что у них некий самолет, который очень хорошо «сработал» несколько лет назад, и они его снова пускают в работу. Потом ряд менеджеров из этой фирмы предлагают ряду клиентов вечеринку в стиле 30-х годов. В результате вся Москва носится и во всех фирмах сметает костюмы 30-х годов.Рынок не отлажен, он стихийный настолько, что можно сказать, что рынка нет. Потребность у людей есть. Но как донести до них, что нам нужно заранее планировать свою работу. А при сегодняшнем состоянии рынка мы не можем этого делать, даже учитывая те пики спроса, которые периодически бывают. 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Это не от нас зависит, это зависит от тех фирм, которые организовывают проведение мероприятий. Все  хотят в последний момент, и быстро. 

ОЛЕГ САПОЖКОВ. Это зависит от тех, кто платит деньги. И если покупатель хочет выложить деньги за вечеринку в стиле 30-х годов, то мы должны ее обеспечить. 

ЕВГЕНИЯ САМИТИНА  У нас была ситуация, когда люди приходили к нам, чтобы одеться на ковбойскую вечеринку, и с изумлением узнавали, что для празднования Нового года примерно по такому же сценарию такую же ковбойскую вечеринку устраивают в других местах, для клиентов из других компаний. 

ЗАХАР ЛИСИН. Проблема в том, что клиент не хочет платить большие деньги за эксклюзивность проекта, сценария, за эксклюзивную идею. 

Вы затронули вопрос о технологии. Это важно. Мы стали обращать внимание на качество. 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Есть компания, которая занимается очень сложным карнавальным костюмом; я человек из театральной среды, и мне это близко. Они просто схватили идею, которая была популярной четыре года назад, сняли помещение в Подмосковье и начали производить костюмы: Человек-паук, Дед Мороз. Чтобы успешно конкурировать с китайскими рыночными костюмами, которые завозили «челночники», тоже подхватившие эту идею, чтобы насытить рынок дешевыми костюмами, они брали подкладку самую дешевую, которую антистатик не берет, и даже не обрабатывали края оверлоком. Это к вопросу о технологиях. Это важно! Но есть себестоимость, есть вещи, которые нельзя удешевить. У нас швеи определенную зарплату получают, и мы каждую строчку контролируем. Костюмы фирмы украинской, например, красивые, многострочные, с бисером, с цветочками, но зарплата у швей – мизерная, и поэтому у них костюмы дешевые. А нам покупатели говорят, что от наших костюмов откажутся, потому что они дорогие. 

Но ведь это рынок. 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Но в прошлом году Интеркол распродавал остатки этих костюмов по совершенно бросовой цене, поскольку они уже никому не нужны.  Есть профессионалы, которые знают, как нужно работать в этом направлении, а есть те, кто просто «поймал» эту идею и занимался поставками каких-то костюмов. Но теперь это ушло, поскольку людям нужно качество. Мы эту проблему обсуждали. В свое время для нас это было катастрофой, поскольку один год у нас был непродажным по костюмам.  

АННА САПОЖКОВА. Каждый костюм должен отвечать своей цели. Если у меня Дед Мороз работает на улице в грязи и слякоти, то я приобрету костюм подешевле. А если он работает в помещении, то я приобрету ему дорогой костюм. 

ЗАХАР ЛИСИН. У меня тоже была проблема несколько лет назад, когда был всплеск продаж китайского «барахла». Поэтому я «притормозил» и прокатом костюмов уже не занимаюсь. Я  понял, что начался процесс сегментации потребителя, и определил для себя, что мой потребитель – это человек, который может выложить приличную сумму за костюм, а за такую сумму можно изготовить костюм на заказ. И сейчас, если мне хочется что-то предложить новое, то я предлагаю клиентам оригинальный дизайн.  

Сезонность влияет на прокат? На продажи? На производство? 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. На все влияет. Это как ресторанный бизнес летом в Сочи. Там существует определенный пик в течение трех месяцев. И у нас то же самое. Причем это зависит еще и от города. Как ни странно праздник Хеллоуин празднуют в Москве, а в Питере, например, этот праздник не воспринимается. Москва в этом плане уникальный город – стечение разных культур, и мы становимся участниками этого заимствованного праздника. Можно сравнивать выручки от продажи костюмов для Хеллоуина с выручками от костюмов для Нового года. Хотя исторически в России праздновалась, например, Масленица – встреча весны, и это был тоже костюмированный карнавал. А вот перед Масленицей нет такого спроса. В этом направлении  работают  компания «Ирма Декор» и компания «Подмосковный сувенир», выделяя в отдельное направление костюмы для Масленицы. Эти костюмы, скорее, будут покупать театры, зрелищные и культурные организации, коллективы, фирмы, которые праздники организуют. А обычные люди потребителями этих костюмов не будут. Как бы мы этого ни хотели, но нет у нас пока такого места, куда можно прийти и погулять в таких костюмах. 

ЕВГЕНИЯ САМИТИНА. Мне бы больше понравилось, если бы Хеллоуин, как шабаш, праздновали в ночь на 1 Мая, потому что для нас это более традиционно, или на Ивана Купала. Я хотела сказать, что, к сожалению, мы подвержены сезонности, колебания спроса существуют, и это обусловливает и темпы работы, и загруженность производства. И пики  – это Хеллоуин и Новый год. 

ЗАХАР ЛИСИН. Не у всех так.  

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Понятно, что все мы работаем в течение года и что те же самые карнавальные костюмы у нас продаются круглогодично. И производство работает постоянно. Но, если не лукавить, то все согласятся с тем, что основной объем продаж и финансовых поступлений приходится на осенние месяцы. 

ЗАХАР ЛИСИН. Сезонность очень чувствуется  в частном секторе: под Хеллоуин или под Новый год костюмы нужны всем. А для специалистов, которые производят костюмы для каких-то шоу, нет привязки к сезону, но есть привязка к фестивалям или другим событиям. Если мы шьем костюмы для рекламных целей, то там есть привязка к большим промокампаниям, многие из которых проходят летом и весной. 

ИРИНА МАЛИНИНА. Все зависит от вашего предложения, от того, что и в каком количестве вы предлагаете, от вашего профессионализма. И если вы знаете свой рынок, то вы к декабрю готовитесь заранее. Но при этом вы и сами что-то выбираете. И, например, в июле закрываетесь, потому, что не сезон. Если у вас есть определенный ассортимент, то сезонность здесь не при чем: и зимой, и летом у вас есть работа. Если у вас узкая специализация или есть специалисты определенного уровня, одна ценовая категория, то это один уровень. А в том случае, когда у вас есть широкий спектр предложений, гибкая ценовая политика, широкий ценовой диапазон, то у вас нет и выраженной сезонности. Может быть, где-то будет чуть больше или чуть меньше, но несущественно. 

ЗАХАР ЛИСИН. У нас есть некая «мертвая точка» по обращениям крупных компаний: последняя неделя декабря, потому что проекты к Новому году завершены, а новые проекты еще не начаты. Новые проекты идут с середины января. 

ЕВГЕНИЯ САМИТИНА. Но к нам иногда обращаются и за три дня до Нового года. И мы делаем.

ЗАХАР ЛИСИН. Это такая специфика работы. Алла, наверное, ближе всех к нам по сути своей продукции. Потому что костюм ростовой куклы делается не день-два, на каждый – нужно хотя бы дней пять. 

В компаниях, которые занимаются театральными костюмами, в последнее время появился спрос от компаний, где готовятся корпоративные мероприятия. Как вы к этому относитесь? И используется ли театральный костюм в празднике? 

МАРИЯ БАРАНОВА. Используется, но все зависит от идеи, которую предлагает та или иная организация. Хорошие костюмы это те, которые используются для репертуарных спектаклей. Очень редко театры дают костюмы из текущего репертуара напрокат. Все остальное – это костюмы снятых с репертуара спектаклей. И в них люди, которые готовы платить большие деньги за свой праздник, не хотят ходить. Проблема еще и в том, что часто это происходит нелегально. Я была художником рекламы на телевидении и непосредственно занималась подбором костюмов. Актеры спокойно относятся к тому, что этот костюм кто-то носил до них. А люди, которые отдыхают, не станут надевать чужой костюм, как бы хорошо он ни выглядел. По большому счету, эти костюмы можно брать напрокат только для актеров, которые выступают в шоу.  

А  ваши площадки использовались для производства театральных костюмов?

МАРИЯ БАРАНОВА. Мы производим костюмы и для театра, и для праздников. Мы делаем костюмы для корпоративных вечеринок. Нам приносят сценарий, и мы разрабатываем костюмы и производим их. Это не прокат, это заказ. Если ко мне обращается клиент с каким-то заказом, и я понимаю, что у меня нет таких мастеров и нет таких технологий и это не мое направление, то я просто направляю этого человека в другую фирму. Размещать у кого-то заказы и становиться посредником невыгодно. Рынок уже насыщен информацией о компаниях, которые могут выполнять ту или иную работу, и клиент рано или поздно выйдет на ту компанию, которая ему нужна, и узнает цену. И это просто непорядочно по отношению к клиенту: становиться каким-то посредником 

ОЛЬГА ВУЦИНА. Каждый занимается своим направлением. Мы занимается танцевальными костюмами, и если заказ идет от танцевального или музыкального шоу или из мюзикла, то мы его выполняем. 

К театральным  мастерам вы обращаетесь? Консультируетесь ли вы с ними? Все-таки это определенная школа производства костюмов с давними традициями? 

ЗАХАР ЛИСИН. В очень многих компаниях, представители которых здесь присутствуют, эти мастера и работают. Все гораздо проще: не мы идем в театр, а театр идет к нам. 

МАРИЯ БАРАНОВА. У меня есть театральное образование. Я работала в театральных мастерских нескольких театров. Мы все профессионалы, и у нас профессиональное отношение к работе. 

ЕЛЕНА ТЕРЕХОВА–САМАРИНА. Мы с уважением относимся к тому опыту, который был до нас накоплен. Если говорить, например, об услуге проката, то мы понимаем, что у нас есть определенная проблема, которую мы должны решать, например размерность, поскольку костюм создается не для одного человека. Иногда приходится корректировать какие-то технологии, но эта база существует, и нам не нужно что-то придумывать. Конечно, мы используем новую фурнитуру, и это понятно, потому что без этого мы не могли бы развиваться. 

МАРИЯ БАРАНОВА. Как художник я работаю и с красками, и с клеем, и с какими-то материалами. Технологии старые используются все равно, сколько бы ни было товаров на рынке, все равно пользуемся иногда и прежним опытом: например, используем герметик для имитации золотого шитья. Вопрос в том, что театральные костюмы все-таки предназначены для сцены, и при сценическом оформлении, при сценическом свете и на расстоянии все выглядит по-другому. Поэтому мы берем другие ткани. Костюм для шоу или для зрелища он вблизи и выглядит по-другому. Мы работаем для кино, для театра. И для каждого случая свой подход. 

АННА САПОЖКОВА. И обычный театральный костюм вблизи не будет хорошо смотреться. А обычным людям нужно, чтобы все выглядело дорого, богато, в золоте, в бриллиантах. 

Продолжение следует

По материалам prazdnikmedia.ru

Недавно просмотренные Недавно просмотренные